28 февраля, 2019

Сверхновый Завет Страница 148

Сумку с конфискованными у деклараста деньгами и ценностями, а также сумку с реквизитом оставляют водителю сменной машины, и он отвозит ее в заранее указанное место, замыкает машину и немедленно уходит по предварительно исследованному и утвержденному маршруту.

После того, как водитель покидает машину и уходит, наблюдающий из безопасного укрытия руководитель операции, удостоверившись, что за машиной нет «хвоста», садится в нее и перегоняет на секретную базу (гараж или небольшой хоздвор с автономным въездом), о которой участники операции не должны ничего знать.

На этой базе немедленно сжигается реквизит, а пепел утилизируется. Деньги и оружие складируются в тщательно замаскированном тайнике.

После этого автомобиль отгоняется в гараж, немедленно разбирается на запасные части и отправляется под пресс.

Водитель первого автомобиля, на котором группа уходила с места экспроприации, если уход не сопровождался погоней, быстро меняет номера, производит перелицовку транспортного средства, наклеивая по поверхности авто яркие самоклеющиеся баннеры, и быстро доставляет автомобиль в подготовленный гараж.

Кроме того у водителя должна быть красивая легенда под новый баннер в случае непредвиденной остановки. К примеру, баннер может указать на то, что микроавтобус принадлежит ритуальному департаменту какой-нибудь «Церкви Методистов-максималистов».
Любой полицай ФУРФ, заглянувший в салон, должен увидеть стоящий там заранее припасенный пустой гроб и какой-то молельный реквизит.

В конечном пункте машина должна быть немедленно подвергнута разборке и отправлена на свалку или под пресс. Ни бросать, ни тем более взрывать или поджигать этот автомобиль нельзя. Лишь в крайнем случае, если придется уходить от погони.

Полученные деньги пару месяцев должны побыть в отстое – до того момента, пока уляжется острая эмоциональная реакция деклараста и его окружения.

Лишь тогда участникам операции может быть выплачена их революционная доля, при условии, что они их будут тратить аккуратно, под присмотром руководителя ячейки и не сорвутся в пьяный или наркотический загул.

Это, вероятно, самое уязвимое место любой группы номадов- экспроприаторов, и эта потенциальная проблема должна быть обсуждена и решена еще на этапе ее создания.

Предполагаю, что выживут лишь те из них, где за подобные срывы будет установлено самое суровое наказание от рук товарищей.

Все ячейки, где  установятся либерально-панибратские отношения, засыплются и погибнут после первых же успешных налетов и веселых хмельных загулов по случаю удачных экспроприаций.
___________
Сверхновый Завет Роман Василишин, БРАТТЯ Громадянська Солідарність, Общественная организация Братья Киев